Психология азартных игр

Люди играют в азартные игры еще с древности. Большой популярностью они пользуются и по сегодняшний день.

История изучения психологами азартных игр. Азартные игры представляют собой такой вид игр, в котором возможность выигрыша во многом зависит от удачи, а не от умения самих игроков. Их изучению посвящается большое количество трудов по психологии. Самой древней из азартных игр является игра в кости, в XV веке широкое распространение получили карточные игры. Психологами доказано, что у многих людей формируется психологическая зависимость от азартных игр, она получила название лудомания.

Впервые наличие зависимости от азартных игр было признано в США в восьмидесятых годах. Американская психиатрическая ассоциация классифицировала пристрастие к азартным играм как болезнь. По ее данным этой зависимостью страдали до трех процентов взрослых и до шести процентов подростков. В отечественной психологии также проводились исследования зависимости от азартных игр. Широкая доступность азартных игр, несмотря на их законодательное ограничение во многих странах, привело к тому, что узнать как играть в казино можно не выходя из дома – через Интернет.

Современное отношение психологов к азартным играм

Современное отношение психологов к азартным играм в основном является негативным. Зависимость от гемблинга признается психологическим заболеванием, которое требует помощи специалистов. В современной психологии принято выделять несколько основных групп игроков. К первой из них относятся социальные гемблеры, они не имеют психологической зависимости. Для них игра является простым развлечением, при необходимости они могут контролировать свою игровую активность.

Ко второй группе относятся регулярные гемблеры, для них игра является неотъемлемой составляющей жизни, но такие игроки могут контролировать себя. Для них азартные игры не несут негативных последствий.

К следующей категории относятся проблемные гемблеры, они считают игру дополнительной работой или источником дохода. Такие игроки могут ставить свое увлечение на первое место в ущерб другим интересам и потребностям, тратить на него деньги, предназначенные для других целей. Проблемные игроки могут на некоторое время умерить свой интерес к гемблингу.

Патологический гемблинг относится к психологическим заболеваниям, он внесен в Международную классификацию болезней МКБ-10, которая используется на территории России, а также в Диагностическое руководство по психическим расстройствам DSM-IV, используемое в США. Данная зависимость предполагает потерю контроля над игрой.

Стоит отметить, что азартные игры имеют свои плюсы и минусы.

Плюсы азартных игр

Они имеют ряд положительных моментов. Так, британские ученые доказали, что гемблинг помогает избавиться от тяжелых мыслей и плохих воспоминаний. Азартные игры помогают расслабиться и отдохнуть от проблем. Они дают возможность снять стресс после тяжелого рабочего дня.

С помощью азартных игр выплескиваются эмоции, они дают возможность получить заряд бодрости и новые положительные впечатления. Некоторые западные ученые считают, что гемблинг можно использовать как игротерапию при лечении различных заболеваний, так как азартные игры помогают улучшить координацию и память. Кроме того, они дают возможность отлично провести свободное время, повеселиться и даже заработать деньги в случае удачи. На сегодняшний день можно

Зависимость от азартных игр, или гэмблинг-зависимость, является одной из самых распространенных форм аддиктивного поведения и относится к нехимическим аддикциям. Страсть к азартным играм имеет длительную и насыщенную историю. Жизнь человека, подверженного зависимости от игры, становится отличной от привычно нормальной жизни и подчиняется полностью новой сверхценности.

Зависимость от азартных игр (игромания, лудомания и гэмблинг-зависимость) широко распространена в мире, в частности в России. Сейчас в азартные игры вовлекаются слои населения, различные по возрастному составу (от подростков до лиц пожилого возраста), материальному обеспечению, кругу общения, этнической принадлежности и т.д. Этот факт объясняется широчайшим разнообразием видов и форм азартных игр, рассчитанных на разные категории населения с различным уровнем дохода и интересами. Кроме того, в азартную игру способен играть каждый, поскольку в большинстве азартных игр не требуется особых умений.

Игровые автоматы чрезвычайно широко распространились во многих странах, успешно вытесняя другие виды развлечений. Так, например, уже в конце 70-х годов в Великобритании, особенно в небольших городах, возникла проблема низкой посещаемости кинотеатров, вплоть до необходимости их закрытия, за счет возрастающей популярности залов игровых автоматов. В США, по данным Conrad (1978), количество «проблемных гэмблеров» — аддиктивных игроков, зависимых от игровых автоматов, полностью подчиненных этой страсти, колебалось от 4 до 10 млн.

В случаях участия в азартных играх бывает довольно трудно определить начало становления аддиктивного процесса, так как аддикция развивается постепенно, исподволь и к ней полностью отсутствует критическое отношение. Проблема аддикций начинается тогда, когда стремление ухода от реальности, связанное с изменением психического состояния, начинает доминировать в сознании, становясь центральной идеей, вторгающейся в жизнь, приводя к отрыву от реальности. Происходит процесс, во время которого человек не только не решает важных для себя проблем, но и останавливается в своем духовном развитии.

Согласно американскому диагностическому и статистическому руководству по классификации психических расстройств DSM-IV (1996), основной чертой патологического гэмблинга является «хроническая и прогрессирующая неспособность сопротивляться желанию участвовать в азартных играх и участие в азартных играх, которое компрометирует, разрушает или повреждает личные, семейные или профессиональные интересы».

Патологическое влечение к азартным играм рассматривается с точки зрения пяти теоретических моделей (Зайцев В.В., 2000): а) наследственно-биологической, в рамках которой имеются указания на особенность у таких пациентов ОКО-2 гена, определяющего функцию допаминовых рецепторов; б) поведенческой; в) когнитивной; г) психо- динамической и д ) социальной.

Венгерский психоаналитик Шандор Ференци (1999) выдвинул объяснение, которое получило название «гипотеза инфантильного всемогущества». Ференци считал, что совсем маленький ребенок не догадывается о своей беспомощности. Лежа в кроватке, он управляет поведением взрослых, повелевая кормить, переодевать и развлекать маленького тирана. Со временем, когда ребенок учится ходить, падает и ушибается, иллюзия всемогущества начинает рассеиваться. Большинство из нас теряет чувство всемогущества к детсадовскому возрасту. Но время от времени оно вновь оживает, например во время игры, когда игрок впадает в иллюзию, будто он может угадать номера, которые должны выпасть. Каждому, кто когда-нибудь играл в казино или на бирже, знакомо это чувство абсолютной уверенности в успехе, которое является отголоском инфантильного всемогущества.

Читайте также:  Слот машины братва

Американский психолог, Джефри Хейнепс (доклад 2002 г.) выдвигает следующую теорию формирования зависимости от азартных игр. Людям нравится сам процесс игры на скачках, казино, лотереи, а не только выигрыш. Это становится опасным, когда принимает патологическую форму. Хейнепс выделяет следующие стадии развития патологического влечения: выигрыш, проигрыш, отчаяние. После первого выигрыша у человека формируется мнение, что он удачлив более чем другие. Затем человек считает, что может поиграть с теми деньгами, которые он выиграл и входит в азарт. Потом, проиграв выигрыш, он играет на сбережения и так втягивается. Проиграв, он обращается к родным за помощью, как бы раскаиваясь, обещая больше не играть. В конце двух стадий появляется патологическое влечение, которое стимулируют рекламы казино, открытие казино и т.д. Таким образом, человек идет на преступление для того, чтобы разделаться с долгами. Отчаяние заканчивается несколькими исходами. Некоторые патологические игроки сбегают, заканчивают жизнь самоубийством (20% случаев), оказываются в тюрьме или на лечении

Ц. П. Короленко и Т. А. Донских (1990) выделяют ряд признаков, характерных для азартных игр как одного из видов аддиктивного поведения. К ним относятся следующие:1) постоянная вовлеченность, увеличение времени, проводимого в игре; 2) изменение круга интересов, вытеснение прежних мотиваций игровой, постоянные мысли об игре, преобладание в воображении ситуаций, связанных с игровыми комбинациями; 3) «потеря контроля», выражающаяся в неспособности прекратить игру как после большого выигрыша, так и после постоянных проигрышей; 4) состояния психологического дискомфорта, раздражения, беспокойства, развивающиеся через сравнительно короткие промежутки времени после очередного участия в игре, с труднопреодолимым желанием снова приступить к игре. Такие состояния по ряду признаков напоминают состояния абстиненции у наркоманов, они сопровождаются головной болью, нарушением сна, беспокойством, сниженным настроением, нарушением концентрации внимания. Характерно постепенное увеличение частоты участия в игре, стремление к все более высокому риску; 5) периоди чески возникают состояния напряжения, сопровождающиеся игровым «драйвом», все преодолевающим стремлением найти возможность участия в азартной игре; 6) быстро нарастающее снижение способности сопротивляться соблазну, что выражается в том, что лица, решившие раз и навсегда покончить с играми, при малейшей провокации (встреча со старыми знакомыми по игре, разговор на эту тему, участие в обычной, неазартной игре и др.), как правило, возобновляют участие в азартных играх.

Вот некоторые из последствий чрезмерной приверженности азартным играм – чрезмерные расходы, прогулы, кражи, депрессии и мысли о суициде (Griffiths, 1996; Gupta and Derevensky, 1997). Пристрастие к азартным играм часто сопровождается наркотической зависимостью и другими показателями психосоциальной неадекватности, а также нездоро вым пристрастием к видеоиграм (Jacobs, 1989; Fisher, 1995, Griffiths and Sutherland, 1998).

Настоящее исследование было направлено на изучение психологических аспектов возникновения и развития зависимости от азартных игр, определение психологического портрета патологических игроков. Всего было обследовано 20 человек в возрасте от 22 до 42 лет, из них 16 мужчин и 4 женщины. Контрольную группу составили 20 человек, играющие в азартные игры, но не имеющие признаков зависимости.

Для выявления признаков гэмблинг-зависимости использовались специально разработанная анкета, опросник Маслоу для диагностики уровня развития самоактуализации личности, адаптированный характерологический опросник Леонгарда–Шмишека, шкала реактивной тревожности Спилбергера. Применялся метод опроса и анкетирования исследуемых, которые должны были самостоятельно заполнить разработанную анкету.

Различия результатов, полученных с помощью анкеты в экспериментальной и контрольной группах, определялись с помощью U-критерия Манна–Уитни. Внутригрупповые связи изучались с помощью коэффициента корреляции Спирмена.

В результате обработки первой части анкеты статистически значимые различия получены по шкале «Семейное положение». Количество не состоящих в браке людей из экспериментальной группы было больше по сравнению с контрольной группой. Кроме того, члены экспериментальной группы имели детей реже по сравнению с контрольной группой. Если рассматривать зависимость членов семьи от алкоголя, табакокурения, наркотиков и пр., то также можно отметить преобладание этого фактора в экспериментальной группе по сравнению с контрольной. Семьи людей из экспериментальной группы чаще увлекались азартными играми, чем в контрольной группе. Следует обратить внимание на то, что все члены экспериментальной группы значительно чаще посещают игровые клубы – 1-4 раза в неделю, и делают это в одиночестве, в то время как члены контрольной группы – 1 раз в месяц и менее в компании друзей.

Результаты сравнения средних баллов по шкалам А. Маслоу у исследуемых групп показывают, что практически по всем шкалам (за исключением шкалы «Креативность») у экспериментальной группы средний балл ниже, чем в контрольной группе. Это означает, что в среднем, исследуемые респонденты, зависимые от азартных игр, обладают более низким уровнем самоактуализации, чем не имеющие зависимости.

Описанные выше различия наглядно можно увидеть на диаграмме 1.

Диаграмма 1. Результаты сравнения экспериментальной и

контрольной групп по данным опросника А. Маслоу.

Низкий балл у экспериментальной группы по шкале «Спонтанность» означает, что респонденты, зависимые от азартных игр, опасаются открыто проявлять свои чувства и эмоции в поведении, что свидетельствует о замкнутости (скрытности) характера.

Высокий балл по данной шкале у контрольной группы говорит о том, что люди, не имеющие зависимости, способны выражать свои чувства в заранее не продуманных действиях.

Анализируя шкалу «Самоуважение», можно заключить, что не имеющие зависимости респонденты выше ценят себя, больше нравятся сами себе (по сравнению с экспериментальной группой), причем при условии, что для этого есть объективные основания. Зависимые респонденты, напротив, обладают низкой самооценкой, т. е. низким самоуважением. Это выражается в неуверенности поведения, страхе доверять самому себе, что отрицательно сказывается на психике человека.

Различие показателей по шкале «Взгляд на природу человека» говорит о разном понимании человеческой природы. Респонденты контрольной группы более способны находить закономерные связи во всех явлениях жизни, понимать, что такие противоположности, как работа и игра, любовь и похоть, эгоизм и бескорыстие, не являются антагонистическими. Респонденты экспериментальной группы менее способны осмысленно связывать противоречивые жизненные явления.

Низкий балл у экспериментальной группы по шкале «Принятие агрессии» отражает низкую способность принимать свою агрессивность. Из этого следует, что респонденты, зависимые от азартных игр, стремятся скрыть это качество, отказаться от агрессии, подавить ее в себе. Это также свидетельствует о замкнутости, закрытости, не способности принимать себя, свой внутренний мир таким, какой он есть. Респонденты контрольной группы лучше понимают, что агрессивность и гнев свойственны природе человека и могут проявляться в межличностных контактах.

Читайте также:  Слот кинг

При анализе распределения психологических типов, по опроснику К. Леонгарда –

Г. Шмишека в двух исследуемых группах каких-либо статистически достоверных различий не получено (метод сравнения долей). Но на диаграмме 2 видно, что в экспериментальной группе больше человек, которым характерен гипертимный тип по сравнению с контрольной группой. Известно, что к провоцирующим факторам отклоняющегося, аддиктивного поведения относятся акцентуации характера по гипертимному типу (Егоров, 2003). Можно предположить, что для людей, зависимых от азартных игр, наиболее характерен гипертимный психологический тип. Остальные психологические типы в равной степени присущи обеим исследуемым группам.

Диаграмма 2. Распределение психологических типо

в экспериментальной и контрольной группах.

При изучении выраженности типов тревожности по методике Ч. Д. Спилбергера были вычислены средние баллы по каждому типу тревожности у исследуемых групп. Изучаемые группы существенно различались по обоим видам тревожности. Так, экспериментальная группа характеризовалась достоверно более высокой суммой баллов в отношении как ситуативной, так и личностной тревожности. При этом различие в отношении личностной тревожности больше, чем в отношении ситуативной (реактивной) тревожности. Эти различия также можно увидеть на диаграмме 3.

Диаграмма 3. Результаты сравнения экспериментальной и контрольной груп

по данным шкалы Ч. Д. Спилбергера.

Высокая ситуативная тревожность у респондентов экспериментальной группы отражает высокую реактивность личности, вовлеченность в ситуацию взаимодействия внутреннего и внешнего, также высокой ситуативной тревожности соответствует тип темперамента «меланхолик». Респондентам контрольной группы в большей степени соответствует сангвинический или холерический тип темперамента. Это объясняется тем, что зависимые игроки и игроки, не имеющие зависимости, по-разному воспринимают игру. Для зависимых игра – это доминирующая часть жизни, требующая много сил и времени, от которой они не в силах отказаться. Для игроков, не имеющих зависимости, игра – это просто приятное времяпровождение.

Корреляционные связи между показателями, полученными при анализе данных в экспериментальной и контрольной группах, рассчитывались с помощью коэффициента корреляции Спирмена. Наиболее значимые связи в экспериментальной группе обнаружены по следующим переменным. Возрастная характеристика положительно коррелирует с показателем личностной тревожности (r=0,90). Возрастание показателя личностной тревожности с увеличением возраста может быть объяснено тем, что надежды игроков, зависимых от азартных игр, не оправдываются, что свидетельствует о неадекватном восприятии жизненной реальности. У респондентов, состоящих в браке, наблюдался более высокий балл по шкале личной тревожности (r=0,81). У респондентов, имеющих детей, наблюдался более низкий балл по шкале «Сензитивность» (r=0,81). Наличие семьи, увеличивающей личностную тревожность, вызывает у зависимого игрока напряженность в поведении, т. е., можно сказать, что семья угнетает его, заставляет чувствовать себя ущемленным, является для него обузой. Аналогичная ситуация происходит с наличием детей у зависимых игроков. Дети для зависимого игрока являются подавляющим фактором, конкурентами, т. е. он чувствует ущербность, поэтому способность тонко ощущать себя, свои собственные переживания и потребности снижается. Показатель частоты посещения игровых залов отрицательно коррелирует с количеством баллов по шкале «Гибкость поведения» (r=–0,71). Связь частоты посещения игровых залов и гибкостью говорит о том, что чем больше человек втягивается в игру, тем труднее от нее отказаться.

У респондентов контрольной группы, состоящих в браке, наблюдался более низкий балл по шкале «Поддержка» (r=-0,73). У имеющих детей наблюдался более низкий балл по шкале «Ценностные ориентации» (r=–0,71). Понижение балла по шкале «Поддержка» с появлением семьи отражает значимость мнения семьи в принятии решений, ориентированность на интересы семьи. При появлении детей в семьях происходит реструктуризация ценностей, т. е. большее внимание уделяется детям, а себя родители отодвигают на второй план. У респондентов, имеющих более высокий доход, наблюдалась более высокая частота посещения игровых залов (r=0,71), положительное отношение родственников к игре (r=0,80) и более высокий балл по шкале «Самоуважение» (r=0,69), а также более низкий уровень ситуативной тревожности (r=0,67). Чем выше доход у игроков, тем чаще они могут позволить себе играть в азартные игры, тем выше у них уровень самоуважения, тем меньше их критикуют родственники и ниже ситуативная тревожность.

Результаты анализа полученных данных позволяют сделать следующие выводы:

1. Личностные характеристики зависимых игроков существенно отличаются от личностных характеристик людей, не имеющих такой зависимости.

2. Лица, зависимые от азартных игр, отличаются более низким уровнем самоактуализации и более высоким уровнем тревожности.

3. Зависимым игрокам присущи такие характерологические особенности, как неуравновешенность, неуверенность в себе, нерешительность, обидчивость, мнительность, глубина и устойчивость эмоций при слабом внешнем выражении.

4. Для зависимых игроков характерны такие состояния, как подавленное настроение, быстрое утомление, плохая адаптация к изменившимся условиям жизни, трудность выбора.

5. Зависимые игроки испытывают трудность в общении, в установлении межличностных контактов, отношениях с семьей. Характерна замкнутость, закрытость, агрессивность, негативное отношение к природе человека.

Изучение личностных характеристик лиц, страдающих зависимостью от азартных игр, необходимо продолжать, поскольку все еще остается значительный пробел в наших знаниях в этой области. По моему мнению, для решения проблемы гэмблинг-зависимости необходимо проведение более масштабного исследования зависимости от азартных игр с привлечением психологов, врачей и других специалистов, а также необходимо сотрудничество с игорными заведениями. Также для решения проблемы гэмблинг-зависимости необходим государственный контроль игорных заведений. Должен быть разработан жесткий свод ограничений для организации казино или другого игрового клуба, а также осуществление контроля за его исполнением.

Только при объединении усилий по борьбе с зависимостью от азартных игр можно достичь существенных положительных результатов. В этом заключается сложность решения проблемы.

1. Егоров А.Ю. Алкоголизация и алкоголизм в подростково-молодежной среде: личностные особенности, клинические проявления, половые различия // Вопросы психического здоровья детей и подростков. 2003 (3). № 1. С.10–16/

2. Иванов М.С. Психологические аспекты негативного влияния игровой компьютерной зависимости на личность человека // Психологический журнал. 1999. Т. 20. 1. С. 94–102.

3. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. М., 2000. 460 с.

4. Менделевич В.Д. Наркозависимость и коморбидные расстройства поведения (психологические и психопатологические аспекты). М., 2003. 328 с.

5. Fisher, S.E.. (1996) Gambling and problem Gambling among Casino Patrons. Prepared for a consortium of the British casino industry. Plymouth, England: University of Plymouth: Centre for Research into the Social Ipact of Gambling.

6. Gupta R. & Derevensky, J. Adolescent gambling behaviour. 1999.

7. Griffiths, M.D.& Sutherland. I.(1998). Adolescent gambling and drug use. Journal of community and applied social psychology, in press.

Читайте также:  Новые азартные игры

8. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (Forth Edition). Primary Cake Version. APA. Washington DS, 1996. 239 p.

Сайт психологов: Юлии Совы и Анны Фридом

December 22, 2017 — Anna | 0 комментариев

Риск, азарт, кураж, жажда наживы и крупного выигрыша, получения большого куша. Этой теме посвящено немало фильмов и книг, а значит, интерес игрока – удел не только игромана, такой комплекс чувств знаком буквально каждому. Узнайте, что можно развить даже в онлайн-казино, чем рискует игрок, кто может оказаться скрытым лудоманом (зависимым от игр), а кого эта дорожка не приманит ни при каком раскладе. И главное: что можно натренировать с помощью игр и причем здесь гениальность.

Кто станет наркоманом азарта? Тот, кому некуда идти

Общепринятый стереотип – что посетитель казино глуп, туп, подчиняется простейшим инстинктам и не имеет воли – это напрасное увещевание. Относительно недавние эксперименты с более тяжелым объектом зависимости – настоящими химическими наркотиками, вызывающими значительно больший спектр удовольствий, показали интересные результаты.

  • Мыши, которые сидели в одиночестве в своих персональных клетках, быстро подсаживались на наркотики.
  • Те же, кто жил в своей среде, с сородичами, в хорошей микроэкосистеме (“парке”, модели максимально комфортной для мышиных семей среды), даже при полном свободном доступе к наркотикам не употребляли их.
  • И даже те, кого перевели из “одиночек” в “парк мечты” к другим мышам, бодро выздоравливали от морфиевой зависимости!

Итого – игроманом становится тот, у кого нет по-настоящему близких отношений, кому не хочется возвращаться не то что домой – а в эту серую и скучную реальность.

Что такое игра?

По сути, любая игра, даже если вы играете в онлайн-казино LuxWinClub, это некая система правил плюс система начисления бонусов (вознаграждений). Любой человек стремится узнать, как жить в этом мире, какие у него есть законы и порядок. Выяснение “как это работает” очень стимулирует людей развиваться. Одновременно с этим, если интеллект (тот самый IQ) человека выше 70-80 единиц (т.е. он не идиот в прямом смысле слова), то он еще и “прокачивает”:

  • память;
  • внимание;
  • логику;
  • навыки математики;
  • статистику (подсчитывая вероятность);
  • экономику и финансы (игрок рассчитывает, как и на что, какую сумму ставить, на сколько частей делить изначальную сумму или количество условных фишек).

Будет ли это развитие или просто попытка нажиться банальным “тыканьем на разные кнопки” – зависит от самого человека.

Подсказка: выбирайте первое, и будет вам счастье.

Реальные же игры учат не только рисковать, но и:

  • договариваться;
  • оценивать состояние противника;
  • продумывать решения и ходы – свои и соперников;
  • просчитывать вероятность развития событий;
  • и даже – делать тот самый непроницаемый “покер фейс”!

Кроме того, любые онлайн-казино тем и отличаются от обычных, что разрешают поиграть в рулетку, блэк-джек или 21, да и в любые автоматы, в тестовом режиме. Не ставя деньги, вы уже можете опробовать свои силы и рассчитать, при каком соотношении разных факторов вероятность выигрыша выше. Например:

  • какого размера должна быть ставка на этом ходу;
  • на сколько ставок должно хватить бюджета, чтобы добраться до выигрышного тура (например, на поле у рулетки 36 цифр и зеро, вероятность выигрыша – 1 из 37, при ставке белое/черное – 1/2);
  • какими были предыдущие результаты розыгрыша/хода.

Теоретические особенности азартных игр

Согласно Википедии, “Хотя исход каждой отдельной азартной игры зависит от случайности, результаты продолжительной серии игр подчиняются определенным статистическим закономерностям.” Приводятся данные о том, что существуют, например, для игры в рулетку (см. Википедию) самые разные стратегии, можно менять дисперсию (меру разброса относительно ожидаемой величины) за счет правильных систематических ставок.

Если же искать психологическую подоплеку у игры, то опытные игроки, согласно книге “Психология риска” (Ильин Е.П. – 2012 – ‎Social Science), “азартные игры развивают у человека способность принимать смелые решения в сложных жизненных ситуациях.”

Реально сейчас очень много изменений в глобальном масштабе. Предсказать, просчитать их полностью не может никто. При этом кто лучше ориентируется в хаосе, тот принимает интуитивные, но более выгодные решения. “Обсчитать”, что произойдет завтра, невозможно – но зато можно натренироваться принимать решения в задачках со многими неизвестными.

* см. в Википедии «Чёрный лебедь» — теория, рассматривающая труднопрогнозируемые и редкие события, которые имеют значительные последствия. Автор – Нассим Николас Талеб,

Так что не так плохи игры, как их воспринимают. Понятно, что ни одно казино не работает в убыток (а те, что работали, уже закрылись:)), но все же факты налицо.

Что мешает развивать навыки и искать в себе гениальность?

Стать зависимым намного проще, чем стать внутренне независимым, отказаться от привычных шаблонов и схем. Азарт – это не только сама игра, но еще и целый комплекс выплескивающихся гормонов. Человек ожидает выигрыша (дофамин), проигрывает (гормоны стресса), надеется отыграться и снова обламывается в своих надеждах. Реже, чем со случаями проигрыша, его подбадривает выигрыш.

Зависимость вызывает то самое нерегулярное подкрепление действий.

В отношениях тоже случается “эффект игрового автомата”. Если в паре один действует, а второй за это то рад, то ругается, то привязанность к такому нестабильному объекту будет значительно выше, чем к стабильно отвечающим на добро – добром, на зло – злом или игнорированием.

То есть на самом деле проблема не в самом азарте, и не в самой игре.

Игра – не виновата. Она просто свод правил плюс эффект вероятности (ляжет карта – не ляжет). Так формируется неожиданный статистический исход, благодаря которому игрок может сорвать куш и заработать денег (если играет на них).

Во всех азартных играх большая доля приходится на вероятность, а меньшая – на мастерство, память и трезвый расчет.

В итоге, если вы будете способны отделить свою эмоциональную (и гормональную!) реакцию и “раскачку” от фактов, если сохраните голову трезвой, а сердце – холодным, то вполне можете… стать гением! А именно – со временем изобрести свою систему работы с конкретной игрой, свой метод подсчета вероятности нужного события.

Литература по теме:

    Роберт Шиллер. Иррациональный оптимизм. Как безрассудное поведение управляет рынками = Irrational Exuberance. Second Edition Revised & Updated. — М. : Альпина Паблишер, 2013. — 422 с. — ISBN 978-5-9614-1845-3.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *